Солдатская

По материалам статьи:

STEP BY STEP. Солдатская: десять лет спустя, ("НЕПТУН. Украина" №3, 2009)

Олег Климчук - спелеоподводник из г.Киев, Украина

baz01bСпелеология — переплетение спорта и научной деятельности — при всем своем многообразии имеет одну постоянную ценность: познание неведомого. Первопрохождение под землей можно совершить в любом месте, где есть пещеры. Дно пещеры — в большинстве случаев понятие переменчивое, «то лишь место, на котором остановились исследователи-первопроходцы».

Пещеры известны человечеству с самого начала его истории. Так сложилось, что первыми жилищами человеку служили их входные гроты. И конечно, ещё тогда находились те, кто, заскучав у костра и будучи не в силах побороть любопытство, уходили в самый дальний конец задымленного зала, заваленного объедками и храпящими соплеменниками, и неожиданно для себя открывали новые галереи, залы, подземные реки и озера. Эти неугомонные и были первыми спелеологами.

Пещера Солдатская. Суровость названия отразилась на её рельефе и характере. Невзрачный вход среди пустынных горных хребтов. «Наклонка» — входная галерея, заваленная большими камнями, между которыми приходится то протискиваться на выдохе, то весело прыгать с одного на другой. Периодически свод сильно понижается, и приходится ложиться в холодную воду подземного ручья и ползти. «Наклонка» приводит к каскаду колодцев. Неглубоких, с непростыми переходами, но тем не менее позволяющих постепенно набирать глубину.

Знаменитая щель «линза», протискиваться в которой надо на строго определенном уровне, не теряя высоты и борясь с ежесекундным соскальзыванием и заклиниванием, добавляет разнообразия в наборе препятствий. Расположенная на глубине 270 м, она как бы делит пещеру пополам. Дальше Солдатская заманивает спелеологов, стремительно продолжаясь глубокими колодцами.

На глубине около полукилометра вертикальная часть заканчивается и происходит резкое выполаживание. Количество воды благодаря приходящим притокам увеличивается, и через несколько сотен метров полузатопленных слабонаклонных галерей встречаешь сифон имени Владимира Киселева (сифон — участок пещеры, полностью затопленный водой. Владимир Киселев — один из культовых советских спелеологов).

ИСТОРИЯ ПЕЩЕРЫ

baz02b9 мая 1968 г. феодосийские спелеологи Г. Романенко, В. Марченко, В. Лузин обнаружили и прошли наклонную входную галерею пещеры Солдатская.

В 1971 г. феодосийской экспедицией под руководством С. Пикулькина пещера пройдена до глубины 500 м. На тот момент Солдатская стала глубочайшей пещерой СССР. Дорогу преградил сифон.

В 1993 г. состоялась совместная экспедиция спелеоклуба «Барьер» Московского физико-технического института и Перовского спелеоклуба.

Целью экспедиции было прохождение сифона на дне пещеры. Владимир Киселев (Москва, Перовский СК), опустившись на 17 м под воду, прошел под каменной перемычкой (перегиб) и начал подниматься вверх, одновременно пробираясь по подводному ходу вперед. Пройдя 65 м, Киселев вышел на отметку -2 метра, но выхода на поверхность не нашел. Погружение совершилось, и глубочайшая пещера Крыма и Украины стала глубже на 17м.

Владимир Киселев хотел продолжить исследование Солдатской, но 8 марта 1995 г. трагически погиб во время пер-вопрохождения пещеры Железные Ворота (Архангельская область)…

В 1996—1997 гг. были предприняты попытки прохождения сифона и грифона спелеоподводниками А. Леоновым (Феодосия) и А. Шумейко (Москва). В результате паводка уровень воды в пещере резко повысился, и спелеологам пришлось отступить.

Исследование пещер является коллективным и глубоко концептуальным занятием. Как бы ты ни был крут, богат, физически и технически упакован - серъезных результатов может добиться только схоженная и слаженная Команда, объединенная общей идеей. Одиночка не имеет шансов на успех.

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

baz03b13 июля 2003 г. во время экспедиции Киевского спелеоклуба и команды Cavex (рук. А. Петров) мне удалось проплыть по «следам» Киселева и найти проход. Сифон был пройден, пещера за ним продолжалась. Большая галерея с уходящей в глубину известнякового массива подземной рекой манила дальше!

Успехом завершилась экспедиция в пещеру солдатская, проведенная Киевским спелеологическим Клубом совместно со спелеоподводниками команды Cavex (руководитель а. Петров). В донной части глубочайшей пещеры нашей страны пройден сифон им. В. Киселева, который уже более 30-ти лет являлся преградой для дальнейшего прохождения вглубь. 13 июля 2003 года спелеоподводник Олег Климчук пронырнул сифон и вышел в сухую галерею. Пещера имеет продолжение. Исследования засифонной части намечены на осень 2003 года.

ПОГРУЖЕНИЕ

«Сифон им. В. Киселева пройден до 65/-17 метров 22 апреля 1993 года». — Небольшая титановая табличка на дне глубочайшей пещеры Украины. Привязываю катушку с ходовиком прямо к ней. Очень символично. Наверное, Володя сейчас улыбается, сидя на небе в специальной валгалле для погибших спелеоподводников.

«Помни о воздухе: когда останется по 100 очков в каждой семерке, разворачивайся!» — голос Дениса дрожит, он явно волнуется сильнее меня. Позавчера Денис нырял в грифон. Проплыл 45 метров, ход уходил в глубину без всякого намека на перегиб. Денис решил вернуться, чтобы сохранить воздух для моего сегодняшнего погружения.

Кроме Дениса, с нами здесь Доктор, Саша и Леша. Они наблюдают за погружением в пещеру первый раз и возбуждены необычностью происходящего.

Сегодняшний день -13 июля — подведет итог работы всей экспедиции. Две недели перетаскивания мешков по узким переходам, навеска вертикальных отвесов, слаженная работа целой команды спелеологов. Все для того, чтобы добиться результата — найти положение пещеры. Насколько оправданными окажутся все эти усилия, зависит сейчас только от меня.

Ходовик привязан, катушка пристегнута ко мне веревочным усом, ещё один ус вщелкиваю прямо в шнурок.

Денис помогает включить подводные фонари. Три из них расположены на каске, четвертый — «Пеликан», с очень мощным и узким пучком, — прикручен резинками к руке.

Последовательно проверяю дыхательные системы. Ныряю с двумя «Посейдонами». «Апекс» отказал во время сборки аппаратуры перед грифоном.

Баллоны расположены в стиле английских спелеоподводников — на боку. Так легче протискиваться в узких местах сифона.

Последний взгляд на манометры: в правом баллоне 180 атмосфер, в левом -150. Начну «есть» из правой системы, а потом буду выравнивать. С этой мыслью ухожу под свод.

baz06b

Сифонное озеро довольно большое — 4х12 метров. Я сразу ухожу вглубь, медленно разматывая катушку, плавно набираю глубину.

Видимость не более полуметра. Наверное, сильно намутил во время одевания на краю озера. Ориентироваться можно только по показаниям глубиномера и маркам ходовика.

Осознаю, что медленно падаю вниз в почти вертикальном колодце. На глубине 8 метров упираюсь в дно и через небольшое окно прохожу в следующий зал.

Вся муть остается позади, и прозрачность просто ошеломляет меня. Мощные лучи фонарей высвечивают большой объем зала.

Куда плыть? Облака мути из-за моей спины угрожающе надвигаются. У меня есть всего несколько мгновений, чтобы разобраться с рельефом и определить, где искать продолжение пещеры. Опускаюсь до -12 метров и в дальней части зала вхожу в узкий, 1,5х1,5 метра, с острыми перьями на стенах ход, выводящий под потолок большого подводного зала.

Все. Так дальше нельзя. Рельеф сифона очень сложный. Толщина шнурка, которому я доверяю свое возвращение и жизнь, — 3,5 миллиметра. Я раскрутил его почти на 40 метров, пора делать перестежку. Привязываю к выступу в стене. Момент очень ответственный. Вспоминаю знаменитую историю о подводнике, который в подобной ситуации затянул шнурок в узкую щель. Его напарник, пытавшийся оказать помощь, смог лишь пожать руку несчастному и впоследствии написать статью с «веселым» названием «Рукопожатие мертвеца». Отгоняю дурацкие мысли. Я — вечный, все будет в порядке. Сквозь облака мути прохожу дальше и вижу перегиб. На глубиномере -17, Киселев не ошибся. За перегибом плавный подъем по широкой галерее. Стрелки манометров неумолимо подползают к сотне, ещё несколько минут и нужно будет возвращаться: в силу вступает «правило одной трети"6 Перед глазами проплывают отметки на ходовике — 70 метров, 80 метров. Принимаю решение — развернуться назад на отметке 90 метров. В этот момент вижу зеркало всплытия.

baz07b

Шум воды! Первый глоток воздуха. Я прошел! Я кричу! Мне отвечает эхо!

Почти физически ощущаю, как рвется тонкая материя Тайны. Сотни тысяч лет существует Пещера. За это время на Земле появились люди. Они создавали города, учились, любили, воевали. Обследовали все равнины и горы. Проплыли по всем морям. И вот новая победа человечества — мои фонари освещают галерею, уходящую в неизвестность, она ведет к новым открытиям, глубинам и победам.

Спелеологи вернулись в Солдатскую только через два года — весной 2005-го. Большая команда — около 40 человек — работала две недели. Было занесено примерно 70 кг свинца, 14 баллонов со сжатым воздухом. Трое спелеоподводников (Провалов, Базилевский и я) ушли дальше по реке, пока не были остановлены следующим сифоном. На обратном пути составили карту «Засифонья» и планы на будущее. Год был сложный. Почти три месяца, в несколько этапов, мы провели в Абхазии, исследуя глубочайшую пещеру мира Крубера-Воронья. В Солдатскую удалось вернуться нескоро.

Май 2006 г. Спелеологи — почти 50 человек из Бреста, Брно, Вроцлова, Киева, Междуреченска, Москвы, Харькова, Челябинска, Феодосии — работали 10 дней. Наконец 16 семилитровых баллонов и куча подводного снаряжения на берегу у первого сифона. Мы делаем три выхода в «Засифонье», по 8–10 часов каждый. Второй сифон, третий, уступы с ревущей водой, четвертый, за ним — высокая, до 15 м, и прямая как стрела галерея. Откуда-то с верху приходит приток. Но в очередной раз потолок уходит под воду. Это пятый сифон. Даже с первого взгляда ясно, что препятствие серьезное.

Подводный коридор уходит вглубь под углом 45 градусов. Нырять туда мы уже не в состоянии. Сроки экспедиции подходят к концу. Снаряжение изношено, да и сильно давит ощущение, что мы забрались слишком далеко, отсюда надо ещё суметь выбраться. Там же, в «Засифонье», решаем, что если все сложится нормально с выемкой и прочим, мы вернемся сюда через месяц. Раньше никак, надо привести в порядок снаряжение, а позже тоже нельзя — начнутся сборы спелеоспасателей в Красноярске. Так и сложилось — в июне мы снова в Солдатской.

baz04b

СНЫ

9 июня 2006 г. "уазик" спасателей завозит нашу небольшую команду ко входу в пещеру. В этот раз нас совсем немного, всего шестеро. Лишь три недели назад закончилась прошлая экспедиция, и найти желающих вернуться в эту, мягко говоря, непростую пещеру сложно. Спасает только то, что в мае мы оставили много снаряжения. Веревки висят на всех колодцах, в подземном лагере - большой запас продуктов, а самое главное - это восемь баллонов с воздухом, которые ждут нас на берегу сифона.

Подземный лагерь -450. Храп. Покачивание гамака. Ныряем завтра, хочеться выспаться. Сны, сквозь мокрый комфорт подвешенного лагеря. Сны... Глубокий вдох, небольшая задержка дыхания, еще один вдох, воздух со свистом проходит черех легочный автомат. Лучи фонарей высвечивают причудливые контуры подземного хода. Я буквально парю по нему, не касаясь стен. Мягкие толчки ластами ведут меня все дальше вглубь. Становится уже. Случайно задеваю потолок, угрожающее облако мути сразу же начинает клубиться вокруг, нарушая хрустальную гармонию погружения. Каменный свод над каской выполаживается.  Я ускоряюсь, задеваю стены, слишком узко - чисто не пройти. Надо обогнать муть и найти путь на ту сторону. Высунуть голову из сифонного озера, услышать шум воды и увидеть то, что скрыто от людей, - продолжение пещеры...

Пробуждение происходит в несколько этапов. Сперва осознаешь себя висящим в гамаке, понимаешь, кто ты и где находишься, а затем уговариваешь себя вздремнуть еще немного... Усилием воли заставляю себя сесть в гамаке, нащупать сапоги, подвешенные здесь же на карабине, и, распираясь между стенами, спуститься вниз, на гамак Дениса, который служит нам одновременно кухней и кают-компанией. Чуть позже, с заявлением, что у них на Урале давно уже утро, просыпается Юра Базилевский.

 Приготовление и поедание завтрака занимает несколько часов. Быт здесь непростой. Сидя в потрескивающем под тяжестью трех человек гамаке, мы готовим еду на газовой горелке. Небольшая алюминиевая пластина, подвешенная на крючьях, служит столом. За завтраком решаем, что и как будем делать в "Засифонье".

Работы много, во 2, 3 и 4-м сифонах висит тонкий капроновый ходовик, который годился для первопрохождения, но сейчас явно требует замены на металлический. Надо забить крючья в местах подготовки снаряжения, чтобы жизненно важные железки не исчезли в потоке. Надо сделать карту пещеры от 2-го до 5-го сифона.

Ну и, конечно, надо нырнуть в 5-й сифон, хотя объем запланированной работы смущает... К черту! Мы все в отличной форме, по мере приближения к сифону появляется азарт. Быстро собираем аппараты и уплываем на ту сторону. За первым сифоном оставляем "заначку" на возвращение: запасные регуляторы, маску, клей для костюмов. Проходим по галерее с рекой ко второму сифону, ныряем по очереди. Я уплываю первым, разматывая с катушки тонкий металлический шнурок. На первопрохождении мы использовали капроновый шнур 3мм, но сейчас не хотим доверять ему свое возвращение и эту жизнь. Проплываю по кристально чистым водам, муть еще не поднялась. Так, надо постараться зайти в пятый, обгоняя муть. Если замутить, шансы на успех в таком большом и разветвленном сифоне будут равны нулю...

 ПЯТЫЙ СИФОН

Быстрей, еще быстрей. Очень хочеться зайти в сифон раньше этого черного облака мути, которое клубится у нас под ногами. БЗ (Юра Базилевский) подает мне катушку, он только что ловко привязал конец шнурка за выступ на стене. Првалыч замешкался в четвертом сифоне и еще не подошел к нам. Стараясь сдерживать себя и все делать медленно, опусаюсь под воду. Вниз под углом 45 градусов уходит большой туннель. Аккуратно вплываю. Почти сразу замечаю небольшую расщелину в стене передо мной. Похоже, можно проскочить на ту сторону, не набирая глубину... Шансы есть. Протискиваюсь вперед, цепляясь за стены небольшого коридора. Видимость падает почти сразу. Здесь узко, и парить, не касаясь стен, почти невозможно. Несколько минут пробираюсь вперед наощупь. Ход сужается до предела. Все, здесь не пройти. Надо возвращаться и поискать спелеологическое счастье в большом туннеле. Плавно разворачиваюсь и, прощупывая проход руками, двигаюсь обратно.

Большой туннель встретил меня водой, напоминающей глинистый раствор. От прежней прозрачности не осталось и следа. разматываю катушку, ориентируясь по стрелочкам, закрепленным на шнурке через каждые 10 метров. Глубиномер и манометры не читаются, даже когда подносишь их вплотную к маске. По продувке ушей понимаю, что глубина около 20м. Время погружения оценить сложнее. Я размотал уже около 40 метров - и все наощупь. Совершенно неожиданно замутненный участок заканчивается, и буквально повисаю в невесомости и прозрачности воды. Фонари высвечивают причудливые контуры хода впереди. На глубиномере -15, впереди просторный прозрачный сифон. Туннель выполаживается, похоже, скоро перегиб. Можно плыть дальше и вверх в новую часть пещеры, к новым открытиям и приключениям! Воздух? Осматриваю манометры. По 150 атмосфер в каждом баллоне. Вроде как много, но оценить реальный расход на все возвращение к нашему лагерю через пять (!) сифонов непросто. Меня очено волнует участок, который я прошел наощупь. Недооценка сложности рельефа в сифонах часто приводит к гибели.

Сейчас меня связывает с тем миром тонкий капроновый шнурок. Как он проложен? Не затащило ли его в непроходимые щели? Оглядываюсь назад. Тонкая белая нить исчезает в черноте. Неважно выглядит, по сравнению  с хрустальным чистым туннелем впереди. Несколько минут я выравниваю дыхание, очищаю мозг от всех мыслей и прихожу к единственно верному решению.

Step by step... Мы работаем в этой пещере много лет, прошли так далеко, раздвинули границы возможного... Все это не для того, чтобы просто утонуть сейчас в пятом сифоне. Мы вернемся сюда - не важно, через год или месяц. Мы принесем новое снаряжение, баллоны и так далее. Мы будем много тренироваться, если надо, то вырастим себе жабры... Но не сейчас. Сейчас надо вернуться. К друзьям на той стороне, к солнцу и траве на земле, к детям, ко всему, что даст нам новые силы и возможность пройти дальше...

soldatskaya-zasifonie

УКРАИНСКАЯ СПЕЛЕОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ

Приглашает в свои ряды всех, кто интересуется подземными открытиями и исследованиями, романтикой подземных путешествий, кого беспокоит сохранение уязвимого мира природных пещер и кто способен оценить преимущества совместной деятельности и сотрудничества.

На сегодняшний день в Украине исследовано и внесено в кадастр

2196 пещер.

В УСА состоит 240 спелеологов, которые представляют 43 клубов из

7-и стран, из них 210 - спелеологи из Украины.

ДРУЗЬЯ! НЕ ЗАБУДЬТЕ СВОЕВРЕМЕННО ВОЗОБНОВИТЬ СВОЕ ЧЛЕНСТВО В АССОЦИАЦИИ НА 2020 ГОД!


Вступить в УСА